Торговая площадка промышленного оборудования
Карта сайта
Написать нам письмо
 
 
 
 
 
 
 
  Справочник
 
 
Популярные заявки по категориям:
  • Металлообрабатывающее
  • Деревообрабатывающее
  • Электротехническое
  • Холодильное
  • Складское
  • Торговое
  • Весоизмерительное
  • Упаковочное
  • Строительное
  • Автомобильное
  • Насосное, компрессорное
  • Пищевое
  • Добывающее
  • Лабораторное
  • Сельскохозяйственное
  • Химическое
  • Оснащение предприятий
  • Ручной инструмент
  • Прочее
  • Справочник :: Стальные тиски

    Справочник

    Стальные тиски


    Проблема негативного влияния роста цен на стратегически важные для экономики страны товары уже второй раз в нынешнем году становится предметом обсуждения властей. На этот раз виновниками «подрывного роста» стали российские металлурги, за первое полугодие 2008 года поднявшие стоимость своей продукции на внутреннем рынке на 50—90%.

    По данным Национального антимонопольного общества, подорожание металлов вызвало резкое снижение объемов производства в металлопотребляющих отраслях, в частности в автопроме и в производстве металлосодержащих автокомпонентов, машиностроении, станкостроении, трубной промышленности и строительстве. Рентабельность производства в этих отраслях начала снижаться, между тем некоторые из указанных обрабатывающих сегментов только недавно вышли из кризиса и начали наращивать доходность благодаря государственной поддержке. Управляющий директор AG Capital Александр Агибалов считает тенденции достаточно тревожными. «Исследования показывают — из-за роста цен на продукты питания люди уже начали экономить и выбирать более дешевые продукты. Такие же тренды могут коснуться и отраслей, производящих товары длительного пользования. В автопроме помимо роста цен на металлы подскочили затраты на услуги естественных монополий, топливо, перевозки, сырье. Будут дорожать автомобили, да и бензин стоит больше доллара, и люди станут задумываться: а нужна ли вторая машина?»

    Все выше и выше...

    Почему в России растут цены на металлы, у производителей и потребителей сталелитейной продукции мнения несколько расходятся. Многие потребители считают, что подорожание черных металлов — это результат картельного сговора. Например, по словам председателя координационного совета по малому и среднему предпринимательству при губернаторе Ярославской области Александра Кучменко, «в области много предприятий, которые занимаются металлообработкой. Цены на металл выросли почти на 70%, при этом директора сталелитейных предприятий ссылаются, что цена добычи руды возросла. Но это как минимум смешно, потому что почти все рудники находятся в их собственности. Здесь нужна государственная поддержка в плане активной работы антимонопольного ведомства, так как здесь картельный сговор. Когда цена на металл возрастает на 70%, можно предположить, как возрастет все остальное». Гендиректор «Управляющей компании ЕПК» (управляющая организация Европейской подшипниковой корпорации, которая производит подшипники для всех отраслей промышленности) Александр Копецкий рассказывает, что его компания недавно получила от своих поставщиков очередное уведомление о повышении цен на металл — с 1 июля на 16%. «Таким образом, только за шесть месяцев 2008 года повышение составило более 70%. Замечу, зарубежные металлурги пока ограничились общим повышением в пределах 25% за полгода, за счет чего цены на российский металл вплотную приблизились к иностранным, а по каким-то позициям и обошли их. И это учитывая, что все ведущие российские металлургические компании работают по полному циклу производства, обладают собственной сырьевой базой и в общем-то их деятельность не зависит напрямую от скачков цен на уголь и руду на мировом рынке». Александр Копецкий считает, что единственное решение проблемы — государственное вмешательство в ситуацию. «Производители подшипников же со своей стороны сейчас решают вопрос о подготовке соответствующего обращения в Федеральную антимонопольную службу. Ну а пока меры государством не приняты, мы вынуждены корректировать в сторону увеличения цены на свою продукцию — мы не можем работать себе в убыток. Доля затрат на металл в себестоимости подшипника составляет от 40% и более. Сложность ситуации для производителей комплектующих в том, что мы не можем так глобально, как металлурги, повышать цены на свою продукцию — она может стать попросту неконкурентоспособной. Надо понимать, что возможности использования внутренних ресурсов для снижения себестоимости тоже ограниченны, и сегодня мы используем их практически по максимуму. В настоящее время ситуация с российскими металлургами представляется если не безвыходной, то крайне сложной. Поэтому мы серьезно задумываемся еще над одним вариантом противодействия — уже сейчас приступили к поиску альтернативных иностранных поставщиков металла».

    Директор по связям с общественностью компании SOLLERS (ранее «Северсталь-Авто») Зоя Каика рассказывает о том, что ее компания из-за увеличения цен на металлосодержащие автокомпоненты «предпринимает сверхусилия, снижая затраты по другим позициям. Мы ищем по всем позициям альтернативу, частично переходим на импорт».

    Сами же металлурги говорят, что в этом году цены выше мирового рынка они не поднимали и не виноваты в том, что глобальные ценовые ориентиры резко взлетели вверх из-за подорожания сырьевых ресурсов и электроэнергии. Хотя, по расчетам аналитиков Альфа-банка, рост затрат на приобретение железорудного сырья и коксующегося угля мог бы привести к росту цен на металлопродукцию на 47%. Между тем среднее повышение стоимости металлопроката на российском рынке с начала года составило 75%.

    Эксклюзивные контракты

    Власти, казалось бы, отреагировали на жалобы потребителей металлопродукции. В июне правительство провело серию совещаний на предмет обсуждения комплекса мер по стабилизации цен на черные металлы, в частности тема обсуждалась на совещаниях, которые проводили по очереди вице-премьер Игорь Сечин и премьер Владимир Путин. Предполагалось, что в металлургической отрасли может быть изменено таможенно-тарифное регулирование, например отменены импортные пошлины на ввоз некоторых видов проката черных металлов, введены экспортные пошлины в размере до 20% от задекларированной стоимости проката черных металлов, стали, лома, коксующегося угля и железорудного сырья. Также не исключалось изменение порядка налогообложения металлургов в виде привязки расчета НДПИ к рыночным ценам на металлы и широкое распространение практики заключения долгосрочных контрактов между металлургическими компаниями и крупными потребителями. По итогам совещаний в Белом доме никакой подробной информации о том, что правительство будет делать с ценами на сталь, так и не появилось. Участники мероприятия подробностей тоже раскрывать не захотели. Известно только, что экспортные пошлины правительство вводить пока не будет, фискальная политика в отношении металлургов останется прежней, определенное одобрение всех сторон получила только одна из предложенных мер — заключение длинных контрактов. Выглядит как полная победа точки зрения металлургов. Правда, не совсем понятно, почему вопрос о заключении долгосрочных сделок между продавцами и потребителями рассматривался на уровне федеральной власти, поскольку право покупать друг у друга продукцию в течение определенного срока — это прерогатива самих контрагентов, и никакого участия властей в этом процессе формально не требуется. Единственное, чего добиваются потребители, — это чтобы металлурги отказались от контрактных оговорок относительно регулярной корректировки цен в соответствии с изменением рыночной конъюнктуры. По мнению представителей одной из крупных компаний—участников рынка, «попытка оставить у металлургов все риски повышения цен не приведет к желаемым результатам. Можно исключить ежегодные корректировки, опять же закладываясь в контракте на определенный ценовой тренд в «длинной» перспективе, учитывая цены на сырье, полуфабрикаты и продукцию. А на этот компромисс как раз и не хотят идти потребители. В базис цены берут фиксированные цены прошлых периодов, не учитывая повышательные тренды». При этом заметим, правительство формально не может заставить металлургов фиксировать стоимость продукции по старым ценовым уровням. Но это только формально. Вполне возможно, такой исход переговоров связан с тем, что на этот раз инициаторами разбора «ценовых полетов» металлургов стали госкомпании («Транснефть») и компании, близкие к влиятельным госчиновникам («Сургутнефтегаз»), которые опасаются, что в результате резкого роста цен на металлы резко увеличится стоимость реализации глобальных национальных проектов. В итоге под долгосрочными контрактами может подразумеваться фактическое продавливание металлургов заморозить цены при поставках продукции в адрес определенных компаний.

    Некоторые эксперты считают, что такой меры, как заключение долгосрочных контрактов, для стабилизации рынка будет вполне достаточно. Аналитик ИК «Тройка Диалог» Сергей Донской уверен, фокус внимания госвластей должен быть смещен с административного регулирования цен на меры, которые позволят компаниям максимально ясно представить дальнейшую динамику стоимости металлов, и в этом смысле аналитику кажется вполне здравой идея заключения долгосрочных контрактов. А Александр Агибалов считает, что в случае продолжения эскалации цен на металлы изменение таможенно-тарифного регулирования будет вполне уместным, и не только в части отмены импортных пошлин на металлопродукцию, но и во временном установлении экспортных пошлин на металл, которые можно ввести сроком на один год. «Рост цен на металлопродукцию сейчас характерен для всего мира, — отмечает эксперт, — и многие страны, например Индия и Китай, предпринимают меры, ограничивающие прибыльность экспорта, потому что металл является существенной составляющей себестоимости в стратегических для государства отраслях промышленности».

    Компании—покупатели металлопродукции, впрочем, опасаются, что при введении экспортных пошлин металлурги незамедлительно переложат свои упущенные прибыли на плечи внутренних потребителей. По данным Национальной антимонопольной ассоциации, если экспорт металла будет обложен пошлинами, российская металлургическая отрасль может потерять до $5 млрд в год. Представители одной из крупных металлургических компаний высказали «Профилю» свое мнение по поводу того, что правительству надо предлагать целый комплекс экспортно-импортных мер, не ограничиваясь лишь экспортом. «Например, открыть импортные пошлины на виды продукции, начиная с сырья и полуфабрикатов и заканчивая готовой продукцией. Кроме того, создать соответствующую инфраструктуру, способную принимать специфические виды продукции (тот же уголь) по импорту. Экспортные пошлины эффективны, но лишь на дефицитные виды продукции».

    Помимо использования таможенно-тарифных, фискальных и прочих административных методов влияния на ценовые амбиции металлургов в процессе также можно задействовать антимонопольные органы, которые как раз и могли бы разобраться, существует ли картельный сговор между металлургами. Александр Агибалов замечает, что в западных странах рабочим органом при решении таких вопросов являются антимонопольные органы и рабочие комиссии. «У нас ФАС пока сумела только наложить штраф на компанию «Евроцемент» и более ничем не отличилась. Компании-олигополисты могут поставить любую цену на свою продукцию и будут получать доходы».

    Зарубежная практика сдерживания цен

    В конце июня этого года в ЮАР антимонопольные регуляторы заподозрили в сговоре по поводу повышения цен на плоский и сортовой прокат несколько крупных металлургических компаний, в том числе ArcelorMittal и российскую группу Evraz (точнее, входящую в ее состав Highveld Steel & Vanadium Corporation). В офисах этих компаний были проведены обыски. Ранее ArcelorMittal уже была оштрафована примерно на $85 млн за агрессивную ценовую политику на рынке ЮАР.

    В январе 2008 года большинство индийских металлургических компаний, за исключением Tata Steel и государственной SAIL, ввели наценку в размере 5000 рупий за тонну ($117) для компенсации роста стоимости сырья. В апреле 2008-го министр финансов Индии Паланиаппан Чидамбарам объявил о планах правительства ввести экспортные пошлины на некоторые виды проката из черных металлов. По мнению правительства, из-за того, что за предшествующий решению год местные металлурги подняли цены на сортовой прокат на 50% и на листовой на 25%, произошел «инфляционный эффект», в частности в строительной отрасли. Министр также обвинил металлургические компании в создании картеля для согласования ценовых повышений.

    Прямо как в недавней российской истории с расследованием повышения цен на продукты питания, индийские металлурги решили провести превентивные меры и добровольно снизить цены на плоский прокат на 4000 рупий/т ($97), на пруток и катанку — на 2000 рупий/т ($49) сроком с мая по июль этого года. Но 10 мая правительство Индии все равно подписало постановление о введении пошлин на экспорт полуфабрикатов и горячекатаного проката и прутка в размере 15%, холоднокатаного проката и труб —10%, оцинкованного проката — 5%. Через неделю Федерация торгово-промышленных палат Индии направила обращение министру финансов с просьбой отозвать экспортные пошлины, поскольку металлургические компании начали сворачивать свои программы инвестиций, общая стоимость которых превышает $23 млрд. Особую угрозу введение пошлин создало для инвестиций в производство продукции с высокой добавленной стоимостью, например стальных труб. Несколько металлургических компаний, выполнявших производство последних переделов из полуфабрикатов на собственных зарубежных дочерних предприятиях, также подпало под действие пошлин, что привело к росту себестоимости конечной продукции. 27 мая отменить пошлины попросили власти соседнего Непала, потому что из-за введения пошлин цена прутка в Непале увеличилась примерно на 18%, а 75% заготовки импортируется из Индии. К этому времени цены на металл в Индии снизились на 10% (по сравнению с апрельскими), и в черной металлургии наметились признаки замедления роста. 30 мая комитет государственных министров рекомендовал отменить пошлину на экспорт плоского проката, оставив в силе пошлину на полуфабрикаты и сортовой прокат. Одновременно комитет согласился с предложением Министерства черной металлургии о введении единой адвалорной пошлины на экспорт железной руды всех марок со ставкой 15%. 13 июня этого года Минфин Индии подписал постановление о внесении изменений в ставки экспортных пошлин.

    » Вернуться в раздел "Справочник"

    Новости |
    Торговая площадка |
    Справочник |
    Поддержка |
    О проекте
    © 2019 INZONA.RU Связаться с нами!
    0      
    Рейтинг@Mail.ru